Конкурсный управляющий ООО "Томет" Анатолий Селищев дал интервью

icon0
Конкурсный управляющий ООО
16+
www.bashinform.ru

Тольятти24 выяснил подробности

Редакция продолжает следить за знаковым процессом возвращения в правовое поле деятельности крупнейшего в своей области предприятия ПАО «Тольяттиазот». Ключевую роль в этом процессе играет банкротство ООО «Томет», непосредственно связанного с деятельностью ТоАЗ. Арбитражный управляющий «Томета» Анатолий Селищев сумел реанимировать обескровленное бенефициарными владельцами предприятие, что позволяет надеяться на законную компенсацию убытков кредиторам, в первую очередь, АО «ОХК Уралхим». В интервью РАПСИ Селищев рассказал о перспективах нормализации работы «Томет» и восполнения ущерба, нанесенного мошенниками, которые использовали предприятие в своих преступных схемах.

В конце ноября 2020 года Арбитражный суд Самарской области ввел в отношении ООО «Томет» процедуру наблюдения. Согласно акту суда, временный управляющий Анатолий Селищев к 1 марта 2021 года провел внутренний аудит на предприятии «Томет» и подготовил отчет о его финансовом состоянии.

Ранее, в 2019 году суд приговорил бенефициаров ПАО «Тольяттиазот» Махлаев, их швейцарских партнеров Андреаса Циви и Беата Рупрехта, а также экс-гендиректора завода Евгения Королева к 8,5 и 9 годам колонии общего режима за мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Решением суда они должны возместить нанесенный ими ущерб в размере 77 миллиардов рублей – самому «Тольяттиазоту», и еще 10 миллиардов рублей – «Уралхиму». Взыскание было обращено на ООО «Томет» – предприятие, подконтрольное владельцам «Тольяттиазота».

Первое собрание кредиторов ООО «Томет» 18 февраля утвердило отчет Селищева. 3 марта 2021 года была введена процедура банкротства, Селищев назначен конкурсным управляющим должника.

О том, что происходило на предприятии после этого решения, Селищев рассказал РАПСИ.

- Анатолий Юрьевич, Вы вступили в должность конкурсного управляющего тольяттинского ООО «Томет» в марте этого года. Каким Вы увидели «Томет» и что удалось сделать за прошедшие четыре месяца?

Впервые с ситуацией в ООО «Томет» я начал знакомиться еще с ноября 2020 года в качестве временного управляющего, когда была введена процедура наблюдения. В отчете о финансовом состоянии предприятия я сделал вывод о том, что стоимость активов «Томета» в девять раз ниже его долга в сумме 87 миллиардов рублей, и поэтому предприятие является неплатежеспособным. Арбитражный суд Самарской области в марте 2021 года утвердил мой отчет и ввел на заводе процедуру банкротства.

Так что к моменту моего назначения конкурсным управляющим я имел представление о предприятии с финансовой точки зрения и выпуска продукции, но только с момента назначения меня конкурсным управляющим я начал вникать в проблемы завода с точки зрения его технического состояния и организации производства.

Главной особенностью на «Томете» было то, что производственный процесс на заводе обеспечивал и контролировал «Тольяттиазот», который является аффилированной структурой по отношению к «Томету». ПАО «Тольяттиазот» охранял имущество «Томета», помогал специалистами, проводил ремонтные работы, оказывал иную техническую помощь.

Юридическое и бухгалтерское сопровождение «Томета» осуществляли такие компании как «Падва и партнеры», «Михайлов и партнеры», «Про энд Ко», «Эрнст энд Янг», КПМГ и многие другие. На оплату услуг этих именитых фирм «Томет» платил сотни миллионов рублей. С момента назначения меня конкурсным управляющим поддержка со стороны этих компаний сразу прекратилась.

Мне пришлось заново организовывать охрану имущества «Томета», подбирать специалистов, создавать новые службы.

К тем полномочиям конкурсного управляющего, которые определены законодательством о банкротстве, кредиторы возложили на меня дополнительные обязанности по обеспечению хозяйственной и производственной деятельности ООО «Томет».

При этом, один из двух агрегатов метанола не работал уже много месяцев и находился в аварийном состоянии. Вскоре после моего назначения подошло время текущих плановых ремонтов сразу двух агрегатов по производству метанола.

К этим работам обычно готовятся в течение года, но прежняя команда ничего этого не сделала. Не были проведены переговоры с подрядчиками, с ними не были заключены договоры по проведению ремонтов агрегатов, не были закуплены комплектующие для ремонтов.

Поэтому нам в очень короткий срок – за две недели – пришлось найти подрядчиков, заключить ними договоры, в авральном режиме закупали комплектующие для ремонта.

По причине того, что в 2019 году агрегаты эксплуатировались в усиленном режиме на пределе мощностей, в ходе ремонтных работ выяснилось, что необходимо выполнить незапланированный ремонт части оборудования из-за его износа. Это удлинило срок ремонтов с месяца до двух.

Однако предприятие справилось с этими сложностями, и сейчас уже все агрегаты работают в штатном режиме. Мы вышли на уровень выпуска 2250 тонн метанола в сутки. Для сравнения: в феврале, до введения конкурсного производства, когда второй агрегат метанола простаивал, производилось 1200 тонн метанола в сутки.

- То есть с ремонтами на «Томете» наконец покончено?

На подобном промышленном предприятии, которое относится к опасным производственным объектам, с ремонтами не может быть «покончено». Мы уже сейчас проводим подготовку к следующей ремонтной кампании, которая начнется в июне 2022 года, и это нормально. Например, в следующем году нам нужно будет менять некоторое уникальное оборудование, поэтому заранее ведем переговоры с его производителем, японской «Мицубиси». С другим японским поставщиком – фирмой «Кубота» – прорабатывается контракт на поставку комплектов реакционных труб. То есть своевременные и качественные ремонты – это неотъемлемая часть производственного планирования, они обеспечивают ритмичную и безостановочную работу агрегатов.

- А какие-то новые проекты на заводе удалось реализовать?

Мы начали достройку эстакады для налива метанола в автоцистерны, планируем ввести ее в строй в сентябре-октябре 2021 года. До этого отгрузки метанола осуществлялись только в железнодорожные цистерны. С вводом эстакады мы расширим рынок сбыта для российских потребителей. Для клиентов это будет означать более оперативные поставки, для «Томета» - более ритмичные отгрузки, что важно при многотоннажном производстве, а также снижение себестоимости, увеличение нормы прибыли. Мы увеличили долю поставок на экспорт, но это при том, что в абсолютном выражении поставки на внутренний рынок тоже возросли. Новыми направлениями экспорта стали страны Балтии, Европы, прорабатываем поставки в Словению.

- У Вас есть планы по дальнейшему развитию предприятия?

У нас есть идеи по диверсификации продуктового портфеля. Помимо метанола, мы хотим освоить производство другой продукции на его базе. Это долгосрочный проект. Работаем со специалистами, изучаем рынки, ищем свою нишу, чтобы принять решение по продукту и, соответственно, строительству новых мощностей.

- С вашим приходом на «Томет» в качестве конкурсного управляющего от руководства был отстранен гендиректор предприятия Владимир Чабров. Что насчет других руководящих кадров, персонала завода?

Я полностью заменил всю прежнюю управленческую команду, помимо бывшего гендиректора Владимира Чаброва, полномочия которого прекратил суд, мной было уволено все шестеро заместителей гендиректора, уволено также часть руководителей иных служб, наняли новых руководителей и специалистов. Я не преследовал цель увольнять прежнюю команду, эта мера была вынужденной. Поскольку, как я уже говорил, производственный процесс на «Томете» контролировал и обеспечивал «Тольяттиазот», то часть руководителей «Томета» вообще непонятно что делали на заводе, другие не обладали нужной профессиональной квалификацией, а с кем-то пришлось расстаться из-за принципиально разных позиций в отношении дальнейшего развития завода.

Что касается производственного персонала, мы сохранили коллектив, в целом производственный персонал квалифицированный. Текучки персонала нет, все происходит в рамках обычного движения кадров. Но мы усиливаем производственную часть, наняли недостающих специалистов. С 1 марта я поднял зарплату производственным рабочим на 10-15%.

- Что сейчас происходит в рамках процедуры банкротства?

Для меня главной задачей является сохранить коллектив предприятия, не допустить остановку производства, чтобы завод и дальше работал на благо Самарской области и России.

Несмотря на множество вопросов, связанных с хозяйственной деятельностью предприятия, мы не забываем про процедурные вопросы, определенные законодательством о банкротстве. Было принято в ведение имущество «Томета», обеспечена сохранность имущества предприятия, идет взыскание дебиторской задолженности. На заводе продолжается инвентаризация имущества. По закону на это отводится 3 месяца. Но из-за того, что два месяца из четырех с начала конкурсного производства пришлись на плановые ремонты, срок инвентаризации сдвинулся. Но инвентаризация на время ремонтов не прекращалась, она проводилась на других объектах и помещениях завода. После этого мы будем проводить оценку имущества.

- А у «Томета» есть и другое имущество, не на производственной площадке завода?

Почти достроены 15 домов в одном из коттеджных поселков в Московской области. Проект близок к завершению, мы скоро будем принимать это имущество в собственность «Томета». Затем будем продавать его на открытых торгах для пополнения конкурсной массы в интересах кредиторов. Оформляем также права собственности на три многоэтажных жилых дома в Тольятти, строительством которых занимался «Томет», по этим объектам будем еще принимать решение.

- Как складываются отношения с руководством ПАО «Тольяттиазот»?

К сожалению, плохо. Наша работа осложняется неконструктивной позицией и действиями руководителей «Тольяттиазота» и единственного акционера «Томета» – гонконгской компании Triumph Development Ltd., которые вместе занимают согласованную позицию.

- В чем суть конфликта?

«Тольяттиазот» и «Триумф Девелопмент», ООО «Томет» являются аффилированными структурами, и из-за процедуры банкротства «Томета» они потеряли возможность контролировать денежные потоки предприятия, оказывать влияние на руководство «Томета».

Кроме того, много лет назад между «Тометом» и «Тольяттиазотом» была заключена кабальная для «Томета» сделка по аренде агрегата аммиака №7. Арендные платежи со стороны ТоАЗа установлены в десятки раз ниже рынка, потому что расчеты шли между аффилированными структурами. Я обратился к руководству «Тольяттиазота», чтобы изменить сумму арендных платежей в соответствии с рыночными условиями. Это было отвергнуто.

Руководство ТоАЗа и «Триумф Девелопмент» проводят в отношении меня политику откровенного вранья и дискредитации. Они обвиняли меня в том, что я не обладаю достаточной компетенцией, что завод вот-вот остановится. Но завод работает под моим управлением, производство восстановлено, продукция производится и отгружается, налоги платятся. При этом надо отметить, что бывший гендиректор «Томета» В.Чабров и гендиректор ТоАЗа (теперь уже тоже бывший) Д.Межеедов имели специальность аудиторов и не обладали опытом хозяйственной деятельности.

Кстати, из-за изменения в налоговой политике в отношении предприятий, находящихся в процедуре банкротства, с момента введения конкурсного производства налоговые отчисления «Томета» увеличились на несколько сотен миллионов рублей.

- Как Вы считаете, возможно ли все-таки найти какое-то конструктивное решение конфликта?

Сначала я надеялся на это. Но вскоре понял, что это вряд ли возможно. У нас не конфликт, а непримиримые противоречия. Я хочу сохранить и развивать производство, а у них другие цели.

Я действую в интересах «Томета» и его кредиторов, но ТоАЗ и «Триумф» с самого начала начали обжаловать все мои действия, направленные на восстановление производства, на сохранность имущества предприятия, на мою политику формирования нового коллектива. Их целью является то, чтобы меня отстранили, все, что бы я ни делал, они дискредитируют и обжалуют под надуманными предлогами. Свои жалобы они несут в суд, загружают суды лишней работой. Они просто льют грязь против меня, их цель – сместить меня любыми путями. Такой грязи и беспринципности в отношении меня я в своей многолетней практике в качестве арбитражного управляющего еще не встречал.

- Что будет по окончании конкурсного производства?

Однозначно, что работа предприятия не прекратится, рабочие места будут сохранены, налоговые отчисления будут производиться в текущем или еще большем размере. Моя стратегия ведь заключается не только в том, чтобы провести качественные ремонты, привести в порядок запущенное оборудование, но она нацелена на перспективу – как я сказал, продуктовый портфель будет диверсицироваться, под этот проект мы будем принимать решение о строительстве новых мощностей на заводе. В разработке находятся и другие проекты. Это работа, рассчитанная на длительное время. Кроме того, после предыдущего руководства осталось много недостроя, не запущенных проектов, которые лежат мертвым грузом. Мы сейчас их ревизуем и будем принимать по ним решения.

Что касается судьбы всего имущественного комплекса «Томета», то пока говорить об этом преждевременно, этот вопрос будут решать кредиторы.

Источник: http://www.rapsinews.ru/judicial_analyst/20210720/307225408.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D

проГород

Комментарии

Нет комментариев к данной публикации
Внимание! Правилами сайта запрещается использовать мат и высказываться оскорбительно по отношению к другим людям

или авторизуйтесь

Администрация портала оставляет за собой право модерировать комментарии, исходя из соображений сохранения конструктивности обсуждения тем и соблюдения законодательства РФ. На сайте не допускаются комментарии, содержащие нецензурную брань, разжигающие межнациональную рознь, возбуждающие ненависть или вражду, а равно унижение человеческого достоинства, размещение ссылок не по теме. IP-адреса пользователей, не соблюдающих эти требования, могут быть переданы по запросу в надзорные и правоохранительные органы.